English Русский Қазақша
uploader

«Казатомпром» продал часть своей солнечной системы.

Новости

Новая попытка НАК «Казатомпром» продать вертикально интегрированный бизнес по производству панелей для солнечных электростанций частично удалась. На мартовском аукционе на понижение «Казатомпром» был готов отдать все три «дочки» за 4,8 млрд тенге – в шесть раз дешевле их стартовой стоимости, составляющей 28,9 млрд тенге, но покупатели не нашлись. Сообщает - kursiv.kz

Три площадки проекта KazPV по производству фотоэлектрических модулей из казахстанского кремния сейчас законсервированы. Бездействуют металлургический комбинат KazSilicon в Алматинской области, завод Kazakhstan Solar Silicon в Усть-Каменогорске и предприятие Astana Solar в Нур-Султане. 

Превращение кремния в убытки

Первое звено в интегрированной цепочке – добыча кварцевого сырья и производство кремния. Сарыкольское месторождение жильного кварца входит в активы металлургического комбината KazSilicon, расположенного в Алматинской области. Комбинат начал производство кремния в 2006 году, а в 2011-м был приобретен АО «НАК «Казатомпром» специально для реализации проекта KazPV. В 2015 году KazSilicon приостановил производство металлургического кремния из экономических соображений – такая причина указана в отчете об оценке KPMG, который приложен к объявлению о торгах. Убытки предприятия KazSilicon составляют 237,6 млн тенге.

Следующее звено – устькаменогорский завод Kazakhstan Solar Silicon, который должен был выпускать фотоэлектрические ячейки из кремния «солнечного» качества. Kazakhstan Solar Silicon работал в тестовом режиме с августа 2013-го по июль 2015 года. Полноценно в эксплуатацию введен не был, из-за чего не вышел на запланированную мощность – около 16,5 млн фотоэлектрических ячеек в год. Kazakhstan Solar Silicon формирует основной убыток проекта KazPV – 12,8 млрд тенге.

Конечная сборка фотоэлектрических модулей проходила на столичном Astana Solar. За время работы завода с 2013-го по 2016-й год было выпущено всего 107,2 тыс. фотоэлектрических панелей почти на 26 МВт. Производственные параметры предприятия позволяли ежегодно собирать от 160 тыс. до 217 тыс. панелей, что соответствует мощности в 37 и 50 МВт. Если первые два года после запуска завод наращивал объемы, выпустив 35 тыс. и 51 тыс. панелей, то уже в 2015-м снизил их до 20,5 тыс. единиц.

В 2016 году на предприятии собрали всего 665 панелей – из остатков сырья и компонентов, поскольку в 2015 году KazSilicon приостановил производство металлургического кремния. А в 2017 году производство солнечных панелей в рамках проекта KazPV было прекращено. Astana Solar накопила 248,7 млн тенге убытка. 

Все произведенные панели реализовать так и не смогли. Как отмечается в материалах об оценке активов KazPV, в 2020 году компания продолжала реализовывать свою продукцию «по мере возможности».

Судя по приложенным к объявлениям о торгах документам, на начало 2021 года убыток проекта KazPV составил 13,3 млрд тенге.

Пятна на солнце

Проблемы проекта KazPV, по оценке KPMG, обусловлены комплексом причин. Во-первых, высокая себестоимость продукции из-за малых объемов производства, дорогой электроэнергии (а ее требовалось много из-за устаревших технологий по производству кремния) и затратных вскрышных работ на Сарыкольском месторождении – речь идет об удалении пустой породы, покрывающей залежи полезного ископаемого. При добыче открытым способом ее приходится вынимать.

Во-вторых, значительная зависимость проекта от импорта – она сохранялась несмотря на созданную в Казахстане интегрированную цепочку производства. Низкие производственные мощности не давали компании возможности получить хороший дисконт в обмен на большие объемы закупок компонентов и реагентов, которые завозились сначала из Европы, а потом из Китая. Девальвация национальной валюты также повлияла на стоимость импортируемых товаров для KazPV.

На момент создания рентабельность проекту KazPV гарантировали высокие цены на солнечные модули. Но когда казахстанская компания начала выпуск продукции, мировые цены на фотоэлектрические панели снизились уже настолько, что не перекрывали затраты казахстанского проекта.

Пытаясь спасти проект, который еще в начале прошлого десятилетия казался прорывным, правительство в 2014 году предоставило солнечным электростанциям, использующим модули KazPV, специальный тариф – 70 тенге за кВт*ч (остальные СЭС – 34,61 тенге за кВт*ч). Однако по такому тарифу можно было построить в стране новые СЭС только на 37 МВт. На просьбу «Казатомпрома» увеличить объем установленной мощности для электростанций, претендующих на повышенный тариф, до 287 МВт власти ответили отказом.

Темная сторона солнца

Если инвесторы заинтересуются Сарыкольским месторождением, то им потребуется инвестировать в вскрышные работы для его дальнейшей разработки. Кроме того, контракт на недропользование завершится уже в 2025 году.

Потенциальные покупатели завода Kazakhstan Solar Silicon для запуска производства фотоэлектрических ячеек из кремния «солнечного» качества должны будут профинансировать строительство второго уровня очистных сооружений. Необходимо также модернизировать печи и обновить технологии. 

Риски для инвесторов в Astana Solar, кроме очевидных проблем с поставками и себестоимостью сырья, представляет судебное разбирательство с Европейской компанией мониторинга и стратегического консалтинга (CEIS), которая выступала стратегическим консультантом проекта KazPV. Аудиторы из KPMG полагают, если ТОО «Astana Solar» проиграет в суде, то его могут обязать выплатить в пользу CEIS 13,7 млн евро. В свою очередь компания требует от европейских консультантов 7,6 млн евро, считая оказанные услуги неудовлетворительными.

По мнению председателя совета директоров Казахстанской ассоциации солнечной энергетики Нурлана Капенова, завод Astana Solar не может быть интересен инвесторам из-за скромных производственных мощностей. Такое предприятие не в состоянии конкурировать с мировыми производителями оборудования, среди которых доминируют китайские компании. Он приводит в пример крупнейшего производителя в Европе – немецкую компанию Solarworld, которая могла выпускать солнечные панели более чем на 1 ГВт ежегодно, но обанкротилась в 2017 году из-за китайской экспансии. Solarworld, чьи панели используются на первой и крупнейшей СЭС в Казахстане «Бурное-Солар» (100 МВт), испытывал финансовые трудности с 2014 года. «Солнечная энергия в последние пять лет сильно упала в стоимости за счет удешевления панелей. Это произошло за счет того, что Китай поддержал своих производителей, и они завоевали весь мир», – отметил Капенов.

Проект KazPV не будет продан в частные руки без специальных льгот, полагает Капенов. И тут же называет льготы плохой идеей – они противоречат механизму справедливого аукционного отбора, благодаря которым за последние шесть лет стоимость солнечной генерации в Казахстане снизилась с 34,61 до 12–15 тенге за кВт*ч. «Если мы введем льготы для местного производителя, то инвесторы отвернутся от казахстанского рынка возобновляемой энергетики. Кроме того, Казахстан ограничен обязательствами в ВТО и не может активно лоббировать локального производителя», – заключил он.

С 2017 года, когда «Казатомпром» впервые выставил свои «солнечные» активы на аукцион, появлялся всего лишь один претендент на их приобретение. Консорциум компаний из Франции, Китая и России в мае 2019 года объявил о планируемой сделке, но она так и не состоялась. В 2020-м продавец объяснил: консорциум не смог выполнить «некоторые условия соглашения».

pochemu-ne-prodaetsya-solnechnaya-sistema-«kazatomproma».jpg...
Подробнее: 
https://kursiv.kz/news/kompanii/2021-04/kazatomprom-prodal-chast-svoey-solnechnoy-sistemy

Дата публикации: 16 апреля 2021 г.